Ворона летела на север, каркая:
    - Пусть Хель хранит то, что имеет. Этой вороной обернулась карга Тёкк, а кар­гой Тёкк обернулся Локи. Он летел на север, и прилетел в дикие земли Ётунхейма, и поселился там в обличье вороны, прячась от гнева богов. Он прокаркал великанам все уши: пор-ра, пор-ра стр-роить кор-рабль На-гльфар-р, тот самый корабль из ногтей мертвецов, что поплывет в Асгард в день Рагнарёка, ведомый великаном Хрюмом. И, вняв его карканью, вели­каны взялись за постройку Нагльфара, столь нена­вистного богам и людям.

Затем Локи, устав от диких земель Ётунхейма, полетел на жаркий юг. В образе ящерицы он жил среди скал Муспелльсхейма и веселил огненных великанов своими рассказами о том, как Фрейр потерял меч, а Тюр - правую руку.

Но в Асгарде остался некто, кто тосковал по Локи, - то была Сигюн, его жена. Хотя он, вволю над ней поиздевавшись, бросил ее, она убивалась о своем злом муже.

Локи покинул Муспелльсхейм, как прежде по­кинул Ётунхейм, и явился в мир людей. Он знал, что здесь гнев богов может настигнуть его, и потому решил устроиться так, чтобы всегда иметь возмож­ность ускользнуть. Он отправился к реке, где мно­го веков назад убил выдру, оказавшуюся сыном кол­дуна, и на том самом каменном островке, где выдра ела лосося, поставил себе дом с четырьмя дверьми, постоянно открытыми на случай побега. Тщательно продумав все планы, он решил, что если боги будут преследовать его, то он укроется неподалеку в водопаде у фьорда Франангр, превратившись в лосося.

В лососьем обличье Локи часто плавал в реке. Но даже рыб, плававших с ним рядом, Локи нена­видел.

Боги продолжали крепко гневаться на Локи. Это он под видом карги Тёкк помог Хель удержать Бальдра. Это он вложил в руку Хёда веточку омелы, отнявшую у Бальдра жизнь. Пуст был Асгард без хозяина Мирных кущ, и помрачнели и очерствели души асов и ванов от постоянных дум о зловещих силах, ополчавшихся против них. В своем чертоге Вальхалла Один только о том и размышлял, как бы заполучить побольше героев для защиты Асгарда.

Боги обшарили весь мир но не смогли отыскать место, где спрятался Локи. Тогда Один сел на свой трон в Асгарде и окинул взором весь мир. Вскоре он нашли место, где обосновался Локи и указал на него Асам. Он занимался плетени­ем невода, когда заметил, что его окружают. Локи швырнул невод в очаг, нырнул в реку и обернулся лососем.

Они взяли у богини Ран её сеть, и перекрыв ею устье реки, в которой плавал Локи, повели её вверх, против течения. Так Асы дошли до преграждавшего реку высокого водопада, но, когда они вытащили сеть на берег, в ней не оказалось ничего, кроме простой рыбы.
    - Локи лежит на дне между камнями, и сеть прошла у него над головой, - сразу догадался Хеймдалль.
    - Мы должны привязать к нижнему краю сети какой-нибудь тяжёлый груз. И тогда он от нас не уйдет.

Боги послушали его совета и вновь, опустив сеть в воду, потащили её, на этот раз вниз по течению.

Видя, что теперь ему больше не удастся отлеживаться на дне, Локи поплыл к морю, но вовремя вспомнил о прожорливых хищных рыбах, которые там водятся и которым ничего не стоит его проглотить.
«Нет, лучше мне остаться в реке», - подумал он и, подождав, пока боги подошли к нему близко, перескочил через верхний край сети.
    - Можете ловить меня сколько хотите. Я все равно не дамся вам в руки! - засмеялся он, быстро опускаясь на дно.
    - Постойте, - сказал отчаявшимся было Асам Тор.
    - Вы тащите сеть, а я пойду вброд посередине реки. Посмотрим, как ему тогда удастся нас обмануть.

Не подозревая о надвигающейся опасности и искренне потешаясь над тем, что заставляет измученных богов в третий раз волочить вдоль всей реки тяжелую сеть, Локи с нетерпением ждал, когда они опять к нему приблизятся, чтобы повторить свой прыжок. Однако этот прыжок оказался для него и последним. Гигантским прыжком он перелетел через невод, который тащили боги, и угодил прямо в могучие руки Тора. Никогда еще ни одна рыба не билась так сильно, пытаясь освободиться, как бился лосось Локи. Он чуть не выскользнул из пальцев Тора, но тот удер­жал его за хвост и шваркнул на берег, заставив при­нять настоящий облик.

Локи оказался во власти пышущих гневом асов. Много плохого сделал бог огня за всю свою жизнь, но еще страшнее было его наказание. К скале он был привязан кишками своего сына Нарви, разорванного на части его братом Вали, которого боги специально для этого превратили в волка. Привязали они его за плечи, поясницу и под коленями. Однако, опасаясь, что перевязь, хоть она и была очень прочной, не выдержит, боги превратили путы в алмазные цепи.
Сплел тогда Вали
страшные узы,
крепкие узы
связал из кишок.
(Старшая Эдда)

Великанша Скади с удовольствием наблюдавшая за пленением своего врага повесила над Локи ядовитую змею, чтобы яд медленно капал ему на лицо. Однако Сигюн, верная жена Локи, поспешила к нему на помощь с чашей. Так она и стояла до самого конца света Рагнарёк, держа чашу под каплями яда и отходя от Локи, только когда чаша наполнялась и надо было вылить яд. Только во время ее короткого отсутствия яд капал на лицо Локи, и это причиняло ему такую страшную боль, что он корчился, от чего земля сотрясалась и начинались землетрясения, которых так боятся смертные.
И вот они оставили его страдать.
Над предательским челом его
Скади подвесила змею,
Из пасти которой капал яд,
Причиняя нестерпимую боль.
Так суждено ему в ужасе смерти своей ждать.
Но рядом с ним его верная жена Сигюн.
На коленях стоит неустанно.
Ловит она в сосуд капли яда.
Не смыкая глаз, сидит она рядом.
Отходит она только вылить яд из чаши,
И тогда каплет яд на чело Локи
И громко вскрикивает он от боли
И стонет от ужаса.
Тогда гремит гром
И содрогается в ужасе земля.
Крик этот сотрясает даже небеса.
Так будет страдать он до судного дня,
Когда наступит страшный Рагнарёк.
(Лж. Джоне. Вальхалла)

Локи было суждено оставаться в таком мучительном состоянии до сумерек богов, когда он разорвет связывающие его путы и сможет принять участие в последней битве на ратном поле Вигрид.



Просмотров: 2394
Система Orphus
Молот Тора
Меню