Асы и ваны, собравшиеся на пир в чертоге Эгира, скоротали время между полуднем и вечером, слушая уморительные истории, которые Локи рассказывал о Торе. Стемнело, а съестным даже и не пахло. Тогда обитатели Асгарда кликнули двух слуг Эгира - Фимафенга и Эльдира - и попросили их подать ужин. Принесенного едва хватило гостям, чтобы заморить червячка, и они отправились спать, говоря:

- Видно, Эгир затеял грандиозный пир и попотчует нас завтра на славу.

Настало завтра, наступил полдень, а обитатели Асгарда все еще не замечали никаких приготовлений к пиршеству. Тогда Фрейр встал и пошел искать великана Эгира, владыку морей. Тот сидел во внутренних покоях, повесив голову.
    - Эй, Эгир, - сказал Фрейр, - где же угощение, которое ты сулил обитателям Асгарда?

Старик Эгир промямлил в ответ что-то невразумительное, теребя бороду. В конце концов он поднял на гостя глаза и объяснил, в чем дело. Оказалось, брага для пира еще не сварена, так как у Эгира не нашлось достаточно вместительного котла, чтобы сварить столько, сколько нужно.

Услыхав об этом, асы и ваны испытали горькое разочарование. Кто теперь, в такой дали от Асгарда, задаст им пир? Эгир был единственным великаном, относившимся к ним по-дружески, и тот не смог ублажить их, как должно.

Тогда присутствовавший при сём молодой великан промолвил:
    - У моего родича, великана Хюмира, есть котел в версту шириной. Если бы принести сюда котел Хюмира, мы бы попировали вволю!
    - Кто-нибудь из нас может сходить за котлом, подхватил Фрейр.
    - Увы, Хюмир живет за непролазной чащей и за горой до небес, - сказал молодой великан, - а к тому же он грубиян и скупердяй.
    - И все же кто-то из нас должен пойти, - упорствовал Фрейр.
    - Я отправлюсь к Хюмиру, - проговорил Тор, поднимаясь. - Я отправлюсь к Хюмиру и силой или хитростью добуду котел в версту шириной.

Он сидел совершенно подавленный насмешками Локи и был рад случаю доказать асам и ванам свою доблесть. Он затянул потуже пояс, удваивавший его силу, и надел железные перчатки, помогавшие держать молот. Потом поднял Мьёлльнир и кивнул молодому великану: мол, давай, показывай дорогу.

Асы и ваны рукоплескали Тору, когда он выходил из чертога старого Эгира. Но Локи ехидно бросил ему вслед:
    - Только смотри не выпускай из рук молот, невеста Трюма!

Тор, следуя за юношей-великаном, преодолел непролазную чащу и гору до небес и вышел наконец к жилищу великана. На бугре перед домом Хюмира он увидел чудовищного стража. То была сморщенная старуха-великанша с множеством голов на широченных плечах. Она сидела на корточках, и ее головы, росшие пучками, смотрели в разные стороны. Когда Тор и молодой великан приблизились, из всех ее пастей понеслись мерзкие вопли и визги. Тор сжал свой молот и метнул бы его в великаншу, если бы она в знак приветствия не взмахнула рукой. Юный великан, сопровождавший Тора, поздоровался с нею, назвав мамашей.
    - Входи, сынок, - проверещала старуха, - и попутчика проведи.

Великанша - она была бабкой Хюмира - продолжала вопить и визжать. Однако Тор твердым шагом прошел мимо нее в жилище великана.

Уразумев, что сынок привел в дом одного из обитателей Асгарда, она испугалась за них обоих и сказала:
    - Хюмир разъярится, обнаружив под своим кровом одного из асов. Он попытается убить тебя.
    - Вряд ли это ему удастся, - ответствовал Тор, еще крепче сжимая Мьёлльнир, молот, перед которым трепетало все великанье племя.
    - Спрячься, - сказала великанша. - А то ведь он может под горячую руку прибить моего сынка.
    - Я не привык прятаться от великанов, - заявил Тор.
    - А ты спрячься ненадолго! Не показывайся, пока Хюмир не поест! - взмолилась великанша. - Он возвращается с охоты буйный. А когда насытится, малость утихает. Обожди, пока он не отужинает.

Тор в конце концов согласился. Он и молодой великан укрылись за колонной зала. Едва они успели схорониться, как во дворе раздался топот великаньих ног. Вот Хюмир показался на пороге, с бородой, подобной заиндевелому лесу, и с охотничьим трофеем - упирающимся диким быком. Хюмир был так горд своей добычей, что втащил ее прямо в зал.
    - Я изловил живьем быка с самой здоровенной головой и самыми мощными рогами. Прободающим Небо зовется этот бык. Никто из великанов, кроме меня, не мог бы его поймать.

Он привязал быка к столбу у двери, а потом глаза его обратились на колонну, за которой скрывались Тор и молодой великан. От Хюмирова взгляда колонна треснула по всей длине. Хюмир шагнул ближе. Каменная колонна подломилась и рухнула вместе с поперечной балкой, которую подпирала, и все котлы и котелки, висевшие на балке, с ужасным грохотом посыпались вниз.

Тогда Тор выступил вперед и стал лицом к лицу с разъяренным великаном.
    - Это я, друг Хюмир, - сказал он, играя молотом.

Хюмир, знавший Тора и силу его молота, отпрянул.

Раз уж ты в моем доме, Тор из рода асов, - произнес он, - я не буду ссориться с тобой. Накрой ужин для Тора, для своего сына и для меня, - велел он старухе-великанше.

Обильный ужин, состоявший из трех жареных быков, был выставлен на стол, и Хюмир, Тор и молодой великан уселись есть. Тор один умял целого быка. Хюмир, который сам смолотил почти двух, уделив хозяйке и своему юному родичу лишь по скромному кусочку, громко выражал недовольство прожорливостью Тора.
    - Ты опустошишь мои угодья, Тор, - ворчал он, - если слишком загостишься у меня.
    - Не кипятись, Хюмир, - сказал Тор. - Завтра я отправлюсь рыбачить и возмещу тебе то, что съел.
    - Тогда я отправлюсь с тобой, Тор, - проговорил Хюмир. - И не пугайся, если я поведу ладью в бурное море.

Наутро Хюмир первый встал с постели и пришел с багром и веревками туда, где спал Тор.
    - Пора отрабатывать съеденное, Тор, - рявкнул он.

Тор поднялся, и, когда они вместе вышли во двор, великан сказал:
    - Ты должен сам раздобыть себе наживку. Только смотри, чтобы наживка была порядочная. Там, куда я собираюсь взять тебя, маленькие рыбешки не водятся. Если ты никогда раньше не видел чудовищ, то теперь увидишь. Я рад, что ты предложил порыбачить.
    - Такая наживка сгодится? - спросил Тор, хватая за рога Прободающего Небо - быка с самыми мощными рогами на самой здоровенной голове, которого поймал и притащил домой Хюмир. - Такая наживка сгодится, как, по-твоему?
    - Да, если ты с ней совладаешь, - сказал великан.

Тор, ни слова не говоря, со всего размаху ударил быка кулаком промеж глаз. Огромный зверь рухнул мертвым, и Тор оторвал у него голову.
    - У меня есть наживка, и я готов следовать за тобой, Хюмир, - сказал он.

Хюмир отвернулся, чтобы скрыть ярость, охватившую его, когда Тор совершил этот подвиг. Он, молча, направился к ладье.
    - Можешь пока немного погрести, - пробурчал Хюмир, когда они сели в ладью, - но в открытом океане, где волны бушуют, я, так и быть, возьму у тебя весла.

Ничего не ответив, Тор сделал несколько гребков, которые вынесли ладью на середину океана. Хюмир совсем рассвирепел оттого, что ему никак не удается обставить Тора. Он забросил свою лесу. Вскоре она сильно натянулась. Ладья закачалась, но Тор выровнял ее. Тогда Хюмир втянул в ладью самого большого кита, какой водился в здешних водах.
    - Славный улов, - сказал Тор, насаживая на крюк свою наживку.
    - Тебе будет, что порассказать асам, - сказал Хюмир. - Это поинтересней, чем ловля лососей.
    - Теперь я попытаю счастья, - сказал Тор.

Он закинул лесу, на конце которой висела здоровенная бычья голова с могучими рогами. Голова погружалась все глубже и глубже. Она миновала глубины, где плавали киты, и ни один из них не решился сглотнуть мощные рога. В конце концов, она достигла бездны, где, обвившись вокруг земли, лежал чудовищный мировой змей. Увидав наживку

Тора, спустившуюся сквозь толщу океана, он поднял голову над своими змеиными кольцами, хапнул ее и хотел проглотить, но гигантский крюк застрял у него в глотке. Змей, оторопев, начал биться и взбаламутил весь океан, но от крюка не освободился. Тогда он попытался утащить в пучину покусившихся на него наглецов. Тут Тор оседлал ладью, спустил ноги в воду и достал ими до самого океанского дна. Упираясь в дно, Тор тянул и тянул свою лесу. Чешуйчатое чудовище все яростнее колыхало океан, так что корабли всего света сшибались, разбивались в щепки и носились по воле бешеной стихии. Но змею приходилось одно за другим разматывать кольца, которыми он обвивал землю. Тор тянул и тянул. И вот ужасная голова вылезла из воды и нависла над зажатой меж ляжек Тора ладьей, в которой сидел Хюмир. Тор отпустил лесу, схватил Мьёлльнир, богатырский молот, и взмахнул им, чтобы поразить чешуйчатого гада, сжимающего мир в своих страшных объятиях. Но тут вмешался Хюмир: чтобы Тор не превзошел его столь великим подвигом, он перерезал лесу, и голова змея опять канула в бездну. Но молот Тора был уже занесен. И Тор бросил его, бросил молот, всегда возвращавшийся к нему в руку. Молот полетел за змеевой головой, сажень за саженью прорезая толщу океана, и оглоушил чешуйчатое чудовище; не смягчи удара вода, он был бы поистине убийственным. Рев боли донесся из океанских глубин, такой рев, что у обитателей Ётунхейма кровь застыла в жилах.
    - Вот об этом и впрямь стоит рассказать асам! - воскликнул Тор. - Тогда они сразу позабудут насмешки Локи.
    - Онемев от бешенства, - ну как же, один из асов утер ему нос! - Хюмир без слова развернул ладью и направил ее к берегу. За ужином он тоже молчал, а Тор разглагольствовал за двоих, похваляясь своей победой над мировым змеем.
    - Ты наверняка считаешь себя всесильным, Тор, - наконец сказал Хюмир.
    - А ну-ка, посмотрим, сумеешь ли ты разбить кубок, что стоит перед тобой?

Тор схватил кубок и со смехом швырнул в каменную колонну. Кубок упал на пол без трещинки, без щербинки. Зато колонна от удара раскололась.

Великан захохотал.
    - Вот так слабаки живут в Асгарде!

Тор поднял кубок и со всего размаху метнул его в каменную колонну. И опять кубок упал на пол без трещинки, без щербинки.

Тут Тор услышал, как старуха, мать молодого великана, тихо напевает, крутя прялку у него за спиной:
    - Зря ты лупишь по столбу, Хюмира огрей по лбу и узнаешь, как крепка моего внучка башка.

Тор опять поднял кубок и запустил его, только на сей раз не в колонну, а в голову Хюмира. Кубок угодил великану прямо в лоб и разлетелся вдребезги. А на голове Хюмира не осталось ни трещинки, ни щербинки.

Ха, кубок тебе удалось разбить, но удастся ли поднять мой котел в версту шириной? - вскричал великан.
    - Покажи мне, где твой котел в версту шириной, и я попробую поднять его! - вскричал Тор.

Великан откинул половицу и показал ему котел в версту шириной, хранившийся в погребе. Тор нагнулся, уцепил котел за край и поднял медленно-медленно, будто с невероятным усилием.
    - Поднять ты его сумел, но сумеешь ли перенести? - сказал великан.
    - Я постараюсь, - ответил Тор.

Вскинув котел себе на загорбок, он устремился к двери и вон из дома, прежде чем великан сообразил, что к чему. Очутившись снаружи, он припустил без оглядки. Но, перевалив через бугор, Тор услышал за спиной вопли и визги и, обернувшись, увидел, что его преследует великанша с кучей голов. По горам, по долам мчался Тор с котлом на загорбке, а за ним по пятам старуха великанша. Он миновал непролазную чащу и гору до небес, а Многоголовая все гналась за ним. Но наконец, перепрыгивая через озеро, она бултыхнулась в воду, и Тор избавился от своей преследовательницы.

Торжествующий Тор вернулся к асам и ванам, неся на загорбке котел в версту шириной. И те из асов и ванов, что больше всего смеялись над зубоскальством Локи, поднялись и громко приветствовали силача. Брага была сварена, столы уставлены яствами, и самый грандиозный пир, какой владыки великанов когда-либо задавали обитателям Асгарда, состоялся к всеобщему удовольствию.

И опять асы и ваны встали и громко приветствовали Тора, сильнейшего защитника Асгарда.



Просмотров: 1941
Система Orphus
Молот Тора
Меню