Сказывают так, что Хельги повстречался на походе с конунгом тем, что звался Хундингом. Он был могучим конунгом и многодружинным и правил землею. Начинается тут между ними бой, а Хельги крепко наступает, и тем завершается битва, что Хельги достается победа, а Хундинг-конунг падает среди своей дружины. Вот думает Хельги, что сильно он вырос, раз поразил он такого могучего конунга. Сыновья же Хундинга собрали войско против Хельги и хотят отомстить за отца. Было у них жестокое сражение, и выходит Хельги навстречу полкам братьев тех, и ищет по приметам сыновей Хундинга-конунга, и поразил сынов Хундинга - Альфа и Эйольфа, Херварда и Хагбарда, - и славную добыл победу.

И как поехал Хельги с поля битвы, повстречал он в лесу женщин многих и прекрасных на вид; но одна возвышалась над всеми. Скакали они в прекрасных доспехах. Хельги спросил имя той, что ехала впереди; а она назвалась Сигрун, дочерью Хёгни-конунга. Хельги молвил:
    - Поедемте к нам и будьте желанными гостьями. Говорит тут королевна:
    - Другие есть у нас дела, нежели пить с тобою. Хельги отвечает:
    - Что это за дела, королевна?

Она отвечает:
    - Хёгни-конунг обещал меня Ходбродду, сыну Гранмара-конунга, а я дала зарок, что не охотнее я выйду за него, чем за вороненка. И все же это случится, если ты ему не помешаешь, и не выйдешь против него с войском, и не увезешь меня к себе, потому что ни с одним конунгом не буду я жить охотнее, чем с тобою.
    - Утешься, королевна! - сказал он. - Прежде померяемся мы силами, чем будешь ты ему отдана, и сперва испытаем мы, кто кого победит, и о том заложимся жизнью.

После этого рассылает Хельги людей с дарами, чтобы созвать воителей, и назначает сбор всей дружине у Красных Гор. Ждал Хельги там до тех пор, пока пришел к нему большой отряд с острова Хединсейя, и ещё пришла большая дружина из Норвасундов с кораблями прекрасными и крупными. Хельги-конунг зовет корабельного начальника своего, Лейфа, и спрашивает его, сосчитал ли он войско.

А тот отвечает:
    - Не легко сосчитать, государь, корабли те, что с Норвасундов: на них двенадцать тысяч16Счет на дюжины - остаток дуодецимального счисления, которым пользовались древние германцы. человек, а второе войско в полтора раза больше.

Молвил тогда Хельги-конунг, что нужно им войти в тот фьорд, что зовется Варинсфьорд, и так они и сделали.

Тут застигла их великая непогода и такая буря, что волны с шумом били о борт, точно сшибались друг с другом утесы. Хельги приказал людям не пугаться и не спускать парусов, напротив, поднять их выше, чем прежде. Было похоже на то, что море захлестнет их раньше, чем они доплывут до суши. Вдруг сходит к берегу Сигрун, дочь Хёгни-конунга, с большой дружиной и приводит их в добрую гавань, что зовется Гнипалундом. Это увидели местные люди, и пришел на берег брат Ходбродда-конунга, правившего той землей, что зовется "у Сваринсхауга". Он подал голос и спросил, кто ведет большую ту дружину. Встает Синфьётли, и на голове у него шелом блестящий, как стекло, и броня белая как снег, копье в руке с видным прапорцем, и золотом окованный щит. Мог он умело молвить конунгу:
    - Скажи, когда покормишь свиней и собак и зайдешь к жене17Здесь начинается так называемая "сенна", то есть импровизированная перебранка, ставшая у скандинавов особым литературным жанром вроде провансальской тенцоны. "Кормление свиней и собак" должно означать, что Синфьётли называет противника рабом, не свободнорожденным (страшное оскорбление). "Зайдешь к жене": кто забавляется с женой, когда нужно сражаться, тот - не воин (второе оскорбление, которого, между прочим, нет в "Песни о Хельги"). Далее он называет Гранмара женщиной со всеми вытекающими из этого последствиями (самое ужасное оскорбление)., что прибыли Вёльсунги и можно здесь встретить Хельги-конунга среди дружины, если Ходбродд захочет его видеть: радость для Хельги - биться со славой, пока ты за печкой целуешь служанок.

Гранмар отвечает:
    - Уж, верно, ты не умеешь слова сказать пристойно, ни о стародавних делах вести беседу, раз ты врешь в глаза хофдингам. Видно, ты долго кормился в лесу волчьей сытью и братьев своих убил, и дивно мне, как ты осмеливаешься ходить в войске рядом с честными людьми, - ты, сосавший кровь из многих холодных трупов.

Синфьётли отвечает:
    - Верно, ты запамятовал, как был ты вёльвою на Варинсейе и говорил, что хочешь замуж, и сманивал меня на это дело, чтоб я был тебе мужем; а затем был ты валькирией в Асгарде, и чуть было все там не передрались из-за тебя; а я породил с тобою девять волков на Ланганесе, и всем им я был отцом.

Гранмар отвечает:
    - Здоров ты врать! Мне же сдается, что ничьим отцом ты не мог быть с тех пор, как оскопили тебя дочки ётуна на Торснесе; ты - пасынок Сиггейра-конунга, и валялся ты в лесах с волками; и сотворил ты все злодеяния сразу, братьев своих убил и стяжал дурную славу.

Синфьётли отвечает:
    - А помнишь ли, как был ты кобылой у жеребца Грани, и скакал я на тебе во весь опор по Браваллу. Был ты затем козопасом у Гольни-ётуна.

Гранмар отвечает:
    - Раньше накормлю я птиц твоей падалью, чем говорить с тобою.

Тут промолвил Хельги-конунг:
    - Лучше и доблестнее было бы вам сразиться друг с другом, чем говорить так, что срам слушать. А сыны Гранмара, хоть мне не друзья, а все же отважные мужи.

Едет тогда Гранмар назад к Ходбродду-конунгу, в место, именуемое Солфьёль. Кони их звались: Свейпуд и Свеггьюд. Братья встретились у ворот замка, и Гранмар рассказал конунгу о войске. Ходбродд-конунг был в броне, а на голове у него - шлем. Он спросил, кто они такие "и почему ты так сердит"?

Гранмар говорит:
    - Явились сюда Вёльсунги, а с ними двенадцать тысяч человек на суше, да еще семь у острова того, что зовется Сок; а самая большая сила стоит там, где местность зовется "перед Гаванью"18В "Песни о Хельги" здесь - нарицательное имя:
Стоят там в гавани пред Гпина-лундом
Звери волн черно-синие, златом украшены.
Много у Хельги мощной дружины.
Не оттянет он тинга твердых мечей.

"Звери волн"- корабли; "тинг (вече) мечей" - бой.
; и думаю я, что Хельги намерен биться.

Конунг говорит:
    - Разошлем призыв по всей нашей стране и двинемся им навстречу. Нечего тому сидеть дома, кто хочет биться. Пошлем весть сынам Хринга, и Хёгни-конунгу, и Альфу -старому: они - великие воины.

Конунг говорит:
    - Разошлем призыв по всей нашей стране и двинемся им навстречу. Нечего тому сидеть дома, кто хочет биться. Пошлем весть сынам Хринга, и Хёгни-конунгу, и Альфу -старому: они - великие воины.

Сошлись они на месте, что зовется Фрекастейн, и завязалось там жестокое сражение. Хельги шел навстречу полкам; великое было побоище. Тогда увидали они большой отряд полениц, точно в ярком огне; то была Сигрун-королевна. Хельги-конунг выступил навстречу Ходбродду-конунгу и сразил его под самыми стягами. Тут молвила Сигрун:
    - Благодарствуй за этот подвиг. Все по-иному будет в этих землях. Для меня это день великой радости, а ты добудешь честь и славу, сразив столь могучего конунга.

Завладел тою землею Хельги-конунг, и долго там прожил, и взял за себя Сигрун, и стал славным конунгом и знаменитым, и дальше о нем не говорится в этой саге.


Просмотров: 1437
Система Orphus
Молот Тора
Меню