1 - Заголовки некоторых глав (в том числе и первой) стерлись и не могут быть восстановлены.

2 - Древние Скандинавы различали непреступное убийство (drap), о котором убийца сам заявлял, приводя оправдания или добровольно платя виру, и уголовное убийство (mordh), за которое полагалось объявление вне закона. Кровная месть, впрочем, следовала часто и за тем и за другим видом убийства, если родственники отказывались от виры.

3 - Суд объявлял преступника "лишенным мира", и каждый мог безнаказанно убить его; но государство само не брало на себя выполнения приговора, предоставляя его потерпевшим или добровольным исполнителям. Поэтому такой приговор часто оставался безрезультатным в отношении богатого и могущественного преступника. Однако большей частью "лишенный мира" должен был скрываться, отчего это и называлось "уходом в лес", а сам преступник - "волком".

4 - В "Римах о Вёльсунге Нерожденном" (72-82) женитьба и смерть Сиги описаны полнее. Двое королевичей правят Русью (Гардарики); Сиги сватается к их сестре; в ответ на их отказ объявляет им войну, побеждает их и заставляет согласиться на брак. Через много лет (Рери уже вырос) шурья Сиги затевают коварную измену; конунг, обманом завлеченный в западню, погибает.

5 - Очевидно, из-за родства со стороны матери.

6 - Оперенный наряд, вороний, лебяжий и т. п., часто встречается в скандинавских поверьях. Оборотничество понималось именно как материальное платье, которое можно надеть и скинуть и даже одолжить другому.

7 - В тексте, вернее всего, ошибка переписчика: etr sumt вместо etu a samt - "поели вместе (того яблока)".

8 - Буквально: "детский (детоносный) ствол" (bamstokkr). Очень вероятно, что имеется в виду яблоня, произросшая из семени яблока Хлёд, тем более, что дерево названо далее яблоней. Чтение "Рим о Вёльсунге Нерожденном" - "ствол помощи" не заслуживает внимания. Деревья посреди палаты встречаются в других сагах.

9 - Единственная большая комната, палата, староскандинавского дома имела удлиненную форму. В длину по стенам шли два помоста, на которых стояли скамьи, а во время пира и столы. В середине вдоль всей палаты в земляном полу было вырыто углубление, в коем раскладывались костры. Посреди каждого из помостов, друг против друга, помещались два "хасети", то есть "высоких места"; на каждом из этих престолов могло усесться по два человека; садились же там сам хозяин и наиболее важные гости. Каждое "хасети" ограничивалось двумя вертикальными столбами, подпиравшими потолок; то были священные фамильные столбы, посвященные тому богу, которого хозяин избирал своим "фултруи" (то есть "крепкой надежей"), большей частью Тору. По стенам над скамьями вешали рога и оружие, в особенности расписные парадные щиты.

10 - Среди северных германцев (от Нижней Германии до Ледовитого океана) вплоть до XIX века крепко держалась вера, что некоторые люди обладают "вторым зрением", то есть предвидят будущее. Эта способность (как, впрочем, и у большинства других европейских народов) в особенности приписывалась женщинам.

11 - Относительно оборотничества - см. прим. 6. Волки-оборотни часто встречаются в сагах. От славянских "вовкудлаков" и т. п. они отличаются тем, что это не покойники, а живые люди. Такие люди назывались "спящими по вечерам" (kveldsvaefr): вечером они впадали в бессознательное состояние и лежали неподвижно (очевидно, какой-нибудь психоз); окружающие же толковали это так, будто из спящего вышла душа и бегает в волчьем облике.

12 - В основной рукописи пробел, плохо восполняемый бумажными рукописями: "Тут подходит Сигмунд и спрашивает: "Почему ты не крикнул?" Синфьётли сказал: "Я не хотел звать тебя на помощь"".

13 - Это так называемая "бренная, довольно обычная у скандинавов и, в частности, у исландцев расправа с врагом. В бытовых сагах не только неоднократно говорится о "сжигании внутри", но повторяется и та же ситуация: сжигающий предлагает какой-нибудь женщине выйти из горящего дома, но она отказывается из чувства долга (Ньялс-сага, Гардар-сага, Льосветнинга-сага). В Гардар-саге - это сестра сжигающего. Тот же мотив мы встречаем и в нашей летописи (945 г.), когда Ольга сжигает в бане древлянских послов.

14 - С этого места идет парафраза песен "Старшей Эдды"; начинается парафраза со второй строфы "Первой песни о Хельги, убийце Хундинга":
Ночь была в доме, норны явились.
Стали сказывать знатному судьбы.
Молвят, что будет он мужем славнейшим
И между латными самым лучшим.

и т. д. до конца "Первой песни", т. е. до женитьбы Хельги.

15 - Порей (laukr) - по некоторым толкованиям, чеснок. Некоторые придерживаются толкования "порей" по следующей причине: в "Эдде", во "Второй песни о Гудрун", Гудрун говорит, что "таков был Сигурд пред сынами Гьюки, как зеленый порей пред прочими травами", - что лучше подходит к высоким стеблям порея. Здесь (как и в главе XX) это растение служит для отведения злых чар. Черты этой нет в "Песни о Хельги": она, очевидно, взята из быта.

16 - Счет на дюжины - остаток дуодецимального счисления, которым пользовались древние германцы.

17 - Здесь начинается так называемая "сенна", то есть импровизированная перебранка, ставшая у скандинавов особым литературным жанром вроде провансальской тенцоны. "Кормление свиней и собак" должно означать, что Синфьётли называет противника рабом, не свободнорожденным (страшное оскорбление). "Зайдешь к жене": кто забавляется с женой, когда нужно сражаться, тот - не воин (второе оскорбление, которого, между прочим, нет в "Песни о Хельги"). Далее он называет Гранмара женщиной со всеми вытекающими из этого последствиями (самое ужасное оскорбление).

18 - В "Песни о Хельги" здесь - нарицательное имя:

Стоят там в гавани пред Гпина-лундом
Звери волн черно-синие, златом украшены.
Много у Хельги мощной дружины.
Не оттянет он тинга твердых мечей.

"Звери волн"- корабли; "тинг (вече) мечей" - бой.

19 - В основе этой главы, вероятно, лежит прозаическая побывальщина "О смерти Синфьётли", следующая в "Старшей Эдде" после "Второй песни о Хельги Хундингобойце (Убийце Хундинга)". В саге развит диалог и рассказана дальнейшая судьба королевы Боргхилд, чего нет в "Старшей Эдде".

20 - Один в качестве лодочника встречается и в "Песни о Харбарде", где он препирается с Тором.

21 - Содержание глав XI и XII передано в вышеуказанной побывальщине ("О смерти Синфьётли") в четырех строках. Вероятно, Вёльсунга-сага использовала другой источник.

22 - То есть возможность обменивать свои товары на съестные припасы.

23 - У скандинавов в языческие времена был обычай отдавать детей на воспитание родным или близким друзьям.

24 - Отсюда начинается парафраза песни "Старшей Эдды" "Речи Регина". Но встреча с Одином там отсутствует, а выбор коня отмечен в прозе одной строчкой.

25 - Рогнвалд Кали, оркнейский ярл, составитель древнейшего учебника староскандинавского стихосложения (XII век), в одном из стихотворений перечисляет девять искусств, которыми он сам владеет и которые, очевидно, являлись признаками совершенства: игра в тавлеи, знание рун, кузнечное (ювелирное) мастерство, чтение книг, лыжи, стрельба, гребля, игра на арфе, стихотворство.

26 - "Пламя вод" - кеннинг для золота, так как клад Нибелунгов был брошен в воду и там сиял (горел).

27 - То есть поэты (скальды) берут из этого мифа образы для сравнений и метафор.

28 - Первая часть этой главы кратко пересказывает фабулу песни "Эдды", называемой "Пророчеством Грипира". После встречи с Регином опять начинается парафраза "Речи Регина".

29 - Здесь сага отступает от "Эдды", где бой описан в двух прозаических строках, а одна строфа повествует о том, что (живому) Люнгви вырезали на спине так называемого "кровавого орла".

30 - Отсюда начинается парафраза следующей песни "Старшей Эдди" - "Речи Фафнира".

31 - Сойки, или кукши (Igdhur) - есть и другие толкования: "камышевки" или другой вид синиц. Мы отклонили второй перевод, так как "болтовня" больше подходит сойкам, чем синицам.

32 - Здесь начинается парафраза следующей песни "Старшей Эдды" - "Речи Сигрдривы". В этой песне спящая валькирия Сигрдрива ни разу не названа Брюнхильд.

33 - "Стена из щитов" - здесь это надо понимать буквально. Вообще же "стена из щитов" (скьялдборг) - особый вид построения войска: небольшой отряд группируется вокруг вождя и так смыкает щиты, что образует как бы небольшую крепость, непроницаемую для стрел.

34 - Убийца Фафнира - кеннинг: "меч Грам".

35 - По одной рукописи "Старшей Эдды" - "начертай дважды (имя) Тю".

36 - Судный день, Страшный суд - понятия, не встречающиеся в других памятниках германского язычества. Может быть, тут уже влияние христианских воззрений.

37 - "Руны браги", очевидно, должны предохранять в чужом доме от отравления или колдовского питья, которое хозяйка ("чужая жена") может поднести гостю.

38 - См. прим. 15.

39 - Bjargrunar могут означать и "укрывающие, предохраняющие руны", но по аналогии с "рунами воды, леса и т. д." мы думаем, что это - "руны гор".

40 - Руны писались на камнях в виде длинных извивающихся лент.

41 - Буквально: "на ладонь избавления и на след лечения".

42 - То есть "до скончания света", до "сумерек богов".

43 - "Копий клен" - кеннинг: "воин".

44 - См. прим. 13.

45 - Здесь употреблено слово kurteisi от французского соигtoisie - придворное, рыцарское обхождение.

46 - Отсюда начинается часть, заполняющая так называемый "Пробел в кодексе "Эдды"".

47 - См. прим. 24.

48 - Этот сон составляет первый эпизод немецкой "Песни о Нибелунгах". Но сон Кримхилт (Гудрун) толкует не служанка, а мать Ута (соответствует скандинавской Гримхильд):

Средь этой пышной жизни Кримхилт снится сон,
Что сокол ею вскормлен красив, зол, силен.
Но при ней заклевали его два орла:
Не могли ей в этом мире сделать худшего зла.

49 - Обряд братания состоял в том, что побратимы смешивали кровь в следах ног на земле и давали друг другу нерушимую клятву верности.

50 - Полымя - скандинавское "вафрлоги". Некоторые полагают, что в основе этого мифа лежит северное сияние, так как встречается он только в Скандинавии; немецкий вариант сказания о Брюнхильд его не знает.

51 - Здесь проза противоречит песни.

52 - В "Младшей Эдде" ("Язык поэзии", глава 41) этот эпизод рассказан иначе: "Случилось однажды, что Брюнхильд и Гудрун поехали к реке, чтобы белить волосы; когда они подошли к реке той, то Брюнхильд вошла с берега в воду и молвила, что не хочет мочить свою голову в той воде, что будет течь с волос Гудрун, потому что муж у нее отважнее. Тогда Гудрун вошла в воду вслед за нею и сказала, что будет мыть волосы выше по течению, потому что никто на свете не сравняется в храбрости с ее мужем, убившим Фафнира и Регина и захватившим наследие их обоих. Отвечает на это Брюнхильд: "Гораздо ценнее то, что Гуннар проскакал через полымя, а Сигурд не посмел". Тогда рассмеялась Гудрун и молвила: "Думаешь ты, что Гуннар проскакал сквозь полымя-то? А я думаю, что лежал с тобою в постели тот, кто дал мне этот золотой перстень; а то кольцо, что ты носишь на руке и что получила в "утренний дар", называется Андваранаут, и, думается мне, будто не Гуннар добыл его с Гнитахейды". Тогда замолчала Брюнхильд и пошла домой".

Изложение у Снорри проще и логичнее, чем в Вёльсунга-саге: нет путаницы с кольцами (см. Сага о Вёльсунгах, глава XXXI), и начало ссоры королев более понятно. Версию Снорри мы встречаем и в народной ферейской балладе о Брюнхильд, которая в остальном держится Вёльсунга-саги:

То была Гурон Юкадоттир,
Она сделала это со зла:
Не хотела она той водою мыться,
Что с кос у Брюнхилд текла.

Спор жен как причина трагедии мужей встречается и в бытовых сагах (Ньяла, Льосветнинга-сага, Лаксдела-сага).

53 - Буквально: "Не мучила мертвых людей". Это малопонятное место толкуется так: "не занималась некромантией", "не вызывала мертвых из могильных курганов".

54 - Как и все языческие народы Европы, скандинавы относились к колдунам с почтением, легко переходившим в ненависть. Колдовство считалось признаком высшего знания, но все же делом темным и недобрым.

55 - Текст не оставляет сомнений; но слова Брюнхильд не совсем ясны в связи с началом ее реплики: "Не знаешь ты моего нрава". Возможно, что автор саги здесь, как и во многих других местах, не понял текста песни или выпустил какие-нибудь поясняющие слова.

56 - В саге об Эгиле Скалагримссоне (глава 78) рассказывается, как от горя по умершему сыну жилы Эгиля так набрякли, что вся одежда на нем лопнула. "Свита из стали" - кольчуга.

57 - Здесь заканчивается "Пробел Эдды" и начинается довольно свободная парафраза так называемой "Краткой песни о Сигурде".

58 - Стихи являются вариантом так называемого "Отрывка песни о Сигурде":

Эти волка палят, те змея пилят,-
Дали Готторму дикой пищи,
Прежде, чем подняли, полные злобы,
На мудрого мужа руку мести.

"Рыбы подколодные" (в тексте "лесные рыбы") - змеи. Вся следующая за тем сцена с троекратной попыткой Готторма отсутствует в песнях.

59 - Чрезвычайно слабая парафраза места, излюбленного певцами и встречающегося в двух песнях "Эдды".

Отрывок "Песни о Сигурде":

Засмеялась тут Брюнхильд - дрогнули балки -
Единый раз от радости сердца:
"Вечно владейте войском и вотчиной,
Коль смелого мужа вы предали смерти".

"Краткая песнь о Сигурде":

Засмеялась тут Брюнхильд Будладоттир
Единый раз от радости сердца,
Когда из спальни слышен ей стал
Громкий плач дочери Гьюки.

60 - То есть "не сразу захлопнется за ним дверь (царства мертвых)": придется пропустить его кортеж, и он вступит туда с честью. Подъемная дверь Хель упоминается в "Младшей Эдде". Очевидно, имеется в виду не Вальхалла, потому что Сигурд не пал в бою. К тому же существует особая песня "Эдды" (не использованная сагой) о том, как Брюнхильд поехала в Хель вслед за Сигурдом (см. также главу XLIII).

61 - Здесь начинается парафраза так называемой "Второй, или Древней, песни о Гудрун".

62 - Эта подробность взята из "Второй Песни о Гудрун", где Сигурда убивают вне дома и Грани приносит о том весть:

Мчался Грани, с тинга слышен был топот;
Но Сигурд мой сам не вернулся...

В Скандинавии было распространено несколько версий о смерти Сигурда, и компилятору не легко было их согласовать. Уже собиратель "Эдды" (проза "Отрывки") пишет: "Иные говорят так, что они убили его спящим в постели. А немецкие люди говорят, что они убили его вне дома в лесу ("Песнь о Нибелунгах"); а в "Древней песни о Гудрун"" говорится, что Сигурд и сыновья Гьюки поехали на тинг в тот день, когда он был убит. Но все на том сходятся, что они обманно его предали и закололи его лежачим и безоружным".

63 - "Росы огнища" - кеннинг: "сажа".

64 - Это место не совсем точно соответствует прозаической части (побывальщине) "Эдды", озаглавленной "Убийство Нифлунгов". А затем начинается парафраза так называемых гренландских песен "Эдды", главным образом "Речей об Атли" вперемежку с "Песнью об Атли".

65 - В немецкой "Песни о Нибелунгах" - тот же фатализм: Хаген разбивает ладью, на которой они переправились через Дунай.

66 - В "Речах об Атли" - намек на неизвестное сказание: "Взял ты мою мать и убил на сокровищах; разумницу-племянницу уморил голодом в пещере".

67 - Это - нелепая перестановка. Подмена сердец имеет смысл только после разговора с Гуннаром.

68 - В "Плаче Оддруны" эта змея названа матерью Атли (оборотень).

69 - См. прим. 9.

70 - Отсюда начинается парафраза песни "Подстрекательство Гудрун" с большими добавлениями (из другого источника).

71 - Парафраза песни "Речи Хамдира" с возвращением к предыдущей песне.

72 - Эрп, или Эрпр - сын Ионакра и Гудрун. В "Речах Хамдира" он назван "хитрым" и "чернявым малышом". Описание его ссоры с братьями в рукописи "Эдды" попорчено. В "Младшей Эдде" ("Скалдскапармал", 42) Эрп выезжает вместе с братьями (что несогласно с песнью) и на вопрос, как он им поможет, отвечает: "Как нога руке". Они понимают это как отказ от помощи и убивают его. Это логичнее, чем в саге, но в песне было нечто другое.

73 - В "Речах о Хамди" после расправы над Ермунрекком сказано:

Крикнул тут богородный (конунг)
Ратный в броне медвежьим рыком:
"Кидайте камни, коль копья не колют,
Коль сталь не сечет Ионакра семя".

Здесь речь явно идет о самом Ермунрекке (который производил свой род от богов), а не об Одине.


Просмотров: 1781
Система Orphus
Молот Тора
Меню